Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

киса

Битва деревьев

Энтийская боевая (энтОвая боёвая?) песня. Чтобы Древобрад стал древобратом, достаточно законов русской орфоэпии. На сей плодородной почве инда взопрели озимые не замедлило взрасти Древобратство, неумолимо прекрасное в тяжелой поступи великого и древнего могущества. Н-да, еще не ломаются своды вечнозеленого дома, где-то так.

Древобратья, древобратья, древорадостная рать –
Се, грядем в корней объятья круг строений древобрать;
Ствол ли временем изребрен, тропы ль прежние в траве –
Но горит златосеребрян свет под дугами бровей!
Наступает Древобратство, строг и строен ход рядов,
На старинное убранство восьмигранных городов –
Равномерно, невозбранно, без дорог и переправ –
И река течет багряно, воздаяние вобрав!
Долгожданны, трубнозванны, чей напор неодолим, –
Древобратья во Йаванне, дальних воинство долин!
Кементари Амилеммэ, Землецарственная Мать,
Древле дремлет наше племя, ныне время воевать!
Незапамятные бездны были скрыты до поры –
Пылью сыплются железной бесполезны топоры,
Вековечному покрову кровь янтарную хранить –
И текут струи багровы на раскрошенный гранит!
И безмолвен, и покорен, сокрушен железный трон,
Камень стен сражен под корень, окружен с восьми сторон.
Не удержит оборону стародавних зодчих Клык –
Крон тяжелые короны, темен лик лесных владык,
Переполнившейся чаше час пролиться гневом чащ –
Се, разгул реки умчаша тьму прислужников меча,
Се, побеги пышнокудры оплели ребро и грань!
 
Невозвратно наше Утро, в море канувшая Рань,
В вихре огненном и гневном перемолотый Рассвет;
Горьким лезвием Полдневным пресечется наша ветвь,
Что хранили, потеряем – и, пройдя пределы вод,
За последним черным краем обретем стозвонный свод,
Что вовек несметнолиствен, нет прекрасней и ясней –
И единственен, и истин дом для кроны и корней.

Древобратья, древобратья, ополченье гор и чащ –
Се, грядем зеленой ратью, зов и трубен, и рычащ,
Не снести камней преграде слитной силы древних дней –
Древобратья, древобратья, племя кроны и корней!

Не для прочтения вслух. Вылезают всякие «Древобратья, воя в ванне» – и все, последний гвоздик в крышку гроба и без того полудохлого пафоса. Орфоэпия, каверзница. Мох у ямы. Ах, у Веры, ах, у Ибнер что за глазки, что за лоб, все глядел бы, все глядел бы, любовался на нее б. Нас орда – а нас рать. И прочие такие прелесссти. 
киса

Ко мне приходит мотив, я подбираю слова

посвящение Клавдии Атуре

Отбой. Мой полк расQWERTYрован, палаток строй и тих, и ровен, был бой, как водится, бескровен, горячкой губ не обметал. Как парабеллумом, пробелом стреляя междусловьем белым: сперва – немного оробело, но вскоре – градом об металл, я в дебрях мыслей партизаню: пытаюсь хваткою тарзаньей взять языка: что несказанно, да станет текст, да сдастся в плен; но схлынул натиск, стихла буря, и я бессильно каламбурю, что изреченное суть тлен – так обречен Король-Олень, так измельчен аппаратурой попавший в Красную Мулен.  

Окончен бой, погасли свечи, хрустят, потягиваясь, плечи, победа, мать ее, далече – но будет день, парад и пир, я встану в рост, раздам медали, мол, мы боролись, мы страдали, а как дались нам эти дали – счастливчик перед нами Пирр.

Арена битв, Атура Клава, виват тебе, и честь, и слава, ты клавишами многоглава, капслока лампочкой ярка; никто не даст за нас ни цента, где мы – разгром и эпицентр, и в кратких передышках энтер – щелчком взведенного курка.

2009